В Hadassah Medical Moscow побывал корреспондент Московского Комсомольца

Некоторые пациенты нашего госпиталя готовы рассказать о своем визите и даже поделиться этим в СМИ, так сделала Наталья, корреспондент газеты Московский Комсомолец.
29 апреля 2020 года
В Hadassah Medical Moscow побывал корреспондент Московского Комсомольца

Некоторые пациенты нашего госпиталя готовы рассказать о своем визите и даже поделиться этим в СМИ, так сделала Наталья, корреспондент газеты Московский Комсомолец.

Наш госпиталь стал первой медицинской организацией в России, где можно в массовом порядке пройти тестирование на антитела к COVID-19. В марте Наталья и ее дети переболели с температурой и кашлем. Но был ли это коронавирус? С таким внутренним вопросом корреспондент отправилась сдавать тест на антитела к коронавирусу в Hadassah Medical Moscow.

Первым делом всем входящим мы измеряем температуру бесконтактным способом. Если она повышена, мы сразу направляем пациента к врачу-инфекционисту, который собирает эпиданамнез и осматривает больного. Контакт с другими посетителями мы исключаем, разделяя потенциально больных и здоровых на входе.

У нашей гостьи температура оказалась нормальной, также как и самочувствие. Поэтому ее мы сразу направили на стойку, где оформили все документы для прохождения анализа, а затем провели в процедурный кабинет.

Даже если вы не были за границей и не общались с инфицированными, такой анализ все равно нужен. 

Примерно месяц назад, в марте, в течение недели Наталья плохо себя чувствовала – держалась субфебрильная температура (порядка 37,3-37,5), побаливало и першило горло, ощущалась сильная слабость и ломота в мышцах. Перед этим по очереди переболели довольно тяжелыми бронхитами оба сына. Тогда она решила, что это был коронавирус. Она предположила, что может вместе с семьей стать донорами плазмы для тех, кто в ней сейчас так отчаянно нуждается, спасти чью-то жизнь.

В процедурном кабинете у Натальи мы взяли анализы из вены, после этого пробирка с венозной кровью через специальное отверстие в стене попадает в лабораторию, где пробирку мы помещаем в центрифугу и начинаем раскручивать со скоростью более 3000 оборотов в минуту. Этого достаточно, чтобы разделить кровь на плазму и эритроциты. Крутится пробирка, пять минут, а затем разделенную плазму помещают в индивидуальный планшет – небольшую светлую коробочку из пластика, и с помощью белков-антигенов производится анализ.

«Умная» тест-система позволяет определить уровень иммунного ответа по отношению к нынешнему коронавирусу. С этой целью определяются два иммуноглобулина – IgG и IgM, хотя на самом деле их значительно больше. Но именно эти два важны в анализе больше всего. Ожидание результатов экспресс-теста занимает всего 20-30 минут. 

Повышенный уровень IgM говорит о том, что человек является носителем коронавирусной инфекции в данный момент. Он может этого не знать и не чувствовать – но организм реагирует на чужеродный белок иммунным ответом. Повышенный уровень IgG – это как раз тот показатель, который волновал Наталью: он показывает, что человек уже переболел данной инфекцией и теперь у него есть к ней иммунитет.

Любовь Станкевич, заведующая отделением лабораторной диагностики Hadassah Medical Moscow, продемонстрировала корреспонденту различные варианты таких планшетов:

  • Если уровень IgM выше нормы – человек болен.
  • Там, где высок уровень IgG – уже переболел.
  • Если оба уровня повышены – человек пошел на поправку, хотя еще и не совсем здоров, и у него начинают вырабатываться антитела к вирусу.

По словам заведующей отделением лаборатории, последнее – хороший вариант течения болезни. Намного хуже, когда человек длительное время болеет, а антитела никак не вырабатываются. Именно такие варианты считаются самыми тяжелыми. Мало того: тут есть особые сложности для создания вакцины. Ведь на такого человека она может и не подействовать.

Может ли такой тест заменить уже привычную ПЦР-диагностику? Ведь её порой приходится ждать до недели, да и результаты, не всегда точны. А тут точность превышает 95%, и ждать ответа совсем недолго.

Тест, который сегодня используется в Hadassah Medical Moscow, поставлен из Сингапура, он специфичен и высокоточен. В мире таких тестов создано немало. Сейчас все идут по этому пути, который представляется более перспективным, чем ПЦР-диагностика, дающая массу ложноотрицательных результатов.

Любовь Станкевич объясняет, что причина тому взятие мазка на коронавирус из наиболее доступной ротоглотки. Однако это, как выяснилось, не главный резервуар для его обитания. А главный – это дыхательная система, альвеолы легких, секрет из которых получить значительно сложнее. Тут на помощь и пришла наша иммунная система, которая с готовностью отвечает на любой вызов извне. И такие тесты, действительно, оказались значительно надежнее, чем ПЦР. Так, может быть, надо отказаться от прежнего метода и повсеместно внедрить тестирование на антитела к COVID-19?

«Это два разных анализа, которые не могут друг друга заменить, – объясняет заместитель директора госпиталя Дмитрий Горнастолев. – Тест с использованием ПЦР-диагностики показывает не только текущую картинку, но даже инкубационный период, который наш экспресс-тест «увидеть» не может. Мы же наблюдаем картину уже состоявшейся, развившейся болезни либо тот вариант, когда она отступила. Поэтому в идеале нужны оба анализа».

В нашей стране, как известно, также разработаны экспресс-системы тестирования на антитела к коронавирусу. Такие инновационные разработки имеются в государственном Научном центре вирусологии и биотехнологии «Вектор» и в Институте иммунологии ФМБА, однако с их сертификацией и внедрением для массового скрининга возникли сложности. Кроме того, по словам Любови Станкевич, это другие тесты, пока что не умеющие выявлять уровень IgM.

По итогу теста у Натальи выясняются следующие показатели:
SARS-Cov2 IgM – не обнаружено
SARS-Cov2 IgG – не обнаружено
Это означает, что пациент здоров, но и антител к вирусу не обнаружено.

Наталья сожалеет, что антител нет, соответственно стать донором плазмы и помочь другим она не может, к тому же, для нее вирус по-прежнему может быть опасен. С другой стороны, для нее ничего не изменилось: надо беречься, минимизировать контакты, мыть и обрабатывать антисептиками руки, пользоваться масками и сохранять информированный оптимизм. Корреспондент уверена, что это нас всех, в конце концов, спасет – вкупе с учеными и врачами, которые у нас всё-таки лучшие в мире.

КСТАТИ

Наталья задала вопрос Ярославу Збышко, заместителю главного врача госпиталя: если у человека есть антитела к предыдущим коронавирусам, например SARS-COV, могут ли они защитить от нынешней «модификации»?

«К сожалению, нет, антитела к SARS-COV, как и к MERS-CoV, короткоживущие, и уже через несколько месяцев после перенесенной инфекции человек не может быть защищен даже от новой волны нашествия того же вируса, а тем более — от другого, коим является нынешний COVID-19. В этом, кстати, одна из сложностей создания вакцины от данного заболевания».

К слову, при попытках синтезировать вакцину против коронавирусов SARS и MERS ученые наткнулись на новую проблему: в присутствии специфических антител, выработанных в организме в ответ на введение рекомбинантной вакцины, коронавирус начинает вести себя более агрессивно. С этим же феноменом ученые могут столкнуться при использовании вакцины к SARS-COV-2. Получается, даже тот, у кого анализ покажет наличие антител к этому вирусу, не может быть уверен в том, что больше никогда этой заразой не заболеет. Врачам нередко приходится наблюдать пациентов одного и того же возраста, ведущих здоровый образ жизни, без хронических «болячек», но при развитии одной и той же инфекции у одного температура поднимается до 40 градусов и развивается дыхательная недостаточность, а другой переносит болезнь на ногах. Почему так происходит — большая загадка.

Подробнее о тестах:

ТЕСТ НА КОРОНАВИРУС (COVID-19) В МОБИЛЬНОМ ПУНКТЕ ХАДАССА ДРАЙВ
ТЕСТИРОВАНИЕ НА АНТИТЕЛА К COVID-19 В HADASSAH MEDICAL MOSCOW


Для записи на тестирования:
8 (499) 588 86 71
covid@skolkovomed.com

29.06.2020

В Hadassah Medical Moscow с помощью ботулотоксина лечат нейрогенную дисфункцию мочевого пузыря. Это расстройство, когда из-за нарушений в работе нервной системы сигналы от органа в мозг поступают чаще, чем нужно. В таких случаях говорят о гиперактивном мочевом пузыре.